Лот воображения

20/05/2015

В начале мая БИЗНЕС писал (см. статью “Лавка бревностей”) о проблемах лесопромышленного комплекса Украины и, в частности, о необходимости реформирования системы его управления. В материале была изложена позиция руководства Гослес¬агентства относительно проводимых реформ, а также его видение улучшения организации торговли лесопродукцией.

Тема покупки лесосырья нашла широкий отклик в среде деревообработчиков. Ассоциация “Мебельдеревпром” пожелала изложить свою точку зрения на состояние дел в отрасли и поставить несколько вопросов регулятору отрасли о все той же наболевшей проблеме — организации торговли лесоматериалами. Тем более что в Украине начались аукционы по продаже необработанной древесины на III квартал.

Аукционы

Аукционы, начавшиеся 19 мая, продлятся до 13 июня. Специализированный же аукцион состоится 12 июня. Поскольку прошло две недели с начала торгов, дерево¬обработчики уже успели оценить условия и организацию их проведения. Что касается выставляемых на торги объемов лесосырья, которое планируется заготовить в III квартале, то, по словам участников аукционов, они примерно такие же, как и на предыдущих торгах.

Стартовые цены на лесосырье, по заверениям игроков, увеличились на 5-10%. Хотя некоторые такой рост, делая скидку на сложившуюся в стране ситуацию и помня повышение цен на предыдущих аукционах, считают незначительным.

“Анализируя цены на аукционах в Черниговской и Сумской областях, могу сказать, что стоимость лесоматериалов в этих регионах возросла несущественно, учитывая подорожание топлива и т.д. Один кубометр необработанной древесины стоит 400-600 грн., при этом повышение цен составило 20-30 грн., или 5%”, — говорит Валерий Подкорытов, директор предприятия ООО “Ванесса” (г.Чернигов; производство и реализация продукции деревообработки; с 1993 г.; данные о количестве сотрудников не предоставлены).

По подсчетам деревообработчиков, в первую неделю торгов было реализовано всего около 50% выставленной на аукционы лесопродукции. В полном объеме продавалась только необработанная древесина хвойных пород и дуба. Кроме того, на аукционах деревообработчики почти не торговались и не повышали цены; исключение составили, опять-таки, лесоматериалы хвойных пород и дуба.

“Считаю, что лесосырья по-прежнему не хватает. Поскольку участников аукционов в основном интересует необработанная древесина хвойных пород и дуба. Из 24 тыс.куб.м, необходимых для работы в следующем квартале, мы купили 9,5 тыс.куб.м — этого хватит на полтора месяца. То есть после аукционов мы думаем, где брать лесосырье”, — уверяет г-н Подкорытов.

По словам деревообработчиков, их основными конкурентами при закупке лесосырья остаются покупатели на внешнем рынке. А с удешевлением национальной валюты лесхозы стали еще больше заинтересованы в экспорте лесоматериалов. “Разница в ценах на 1 куб.м необработанной древесины на внешнем и на внутреннем рынках — 150-200 грн. Поэтому лесхозы не заинтересованы в реализации на внутреннем рынке продукции, которая пользуется повышенным спросом”, — рассказывает деревообработчик, пожелавший остаться ¬неназванным.

Что касается количества участников аукционов, то оно, по наблюдениям игроков, сократилось в среднем на 10%. “Если в Сумах в аукционах прошлого квартала участвовали 112 представителей деревообработчиков, то в торгах, прошедших в мае, — 102 человека”, — отмечает г-н Подкорытов.

Складские запасы

Ситуация с запасами продукции дерево¬обработки и лесосырья у игроков рынка разная. У компаний, торгующих круглым необработанным лесом, продукцией первичной деревообработки (пиломатериалы) и некоторой продукцией глубокой переработки (погонажные изделия, мебельный щит), склады лесоматериалов, как и склады готовой продукции, пусты. Этому поспособствовал высокий спрос на вышеперечисленную продукцию на внешнем рынке.

Девальвация национальной валюты повысила конкурентоспособность таких украинских товаров по цене. Они, по словам деревообработчиков, востребованны в разных странах: Турции, Египте, Польше и т.д. К слову, склады лесосырья в лесхозах также пусты. “В лесхозах, в частности, Ивано-Франковской области нет затоваривания лесоматериалами”, — говорит Роман Олейник, первый заместитель начальника Ивано-Франковского областного лесхоза.

1113_p37_table

А вот у производителей плитных материалов (ДСП, МДФ и т.д.) склады сырья и готовой продукции завалены. По оценкам игроков, из 1,4 млн куб.м выпускаемых ежегодно плит около 85% плитные предприятия реализуют на внутреннем рынке. Как поясняют участники рынка, основные потребители такой продукции — местные производители мебели. А сейчас спрос на мебель оставляет желать лучшего.

“Людям не до мебели, когда дорожают продукты питания, медикаменты и прочие более необходимые товары”, — сетует Елена Марченко, маркетолог компании “Ажио” (г.Киев; производство и продажа мебели; с 2003 г.; 50 чел.). Кроме того, как говорит Сергей Сагаль, президент Ассоциации “Мебельдеревпром” (г.Киев; объединяет около 30 мебельных и плитных предприятий; с 1998 г.), из рынка “выпали” некоторые регионы Украины, появились проблемы с реализацией на внешнем рынке, что заставляет плитные предприятия работать “на склад”.

Затоварены склады таких игроков и лесоматериалами. Поэтому операторы предполагают, что на спецаукционе, в котором участвуют плитные предприятия, не все лоты будут выкуплены. Они даже прогнозируют временную остановку производственных линий на некоторых заводах.

“Остановка линии на плитном предприятии не настолько критична, как, например, в металлургии. Вместе с тем распусти работников — потом их не соберешь. Ведь многие заводы построены в местах, которые имеют большие запасы лесосырья, но удалены от крупных населенных пунктов, т.е. некоторые работники живут за 50-70 км от завода”, — поясняет заместитель директора плитного предприятия, пожелавший остаться неназванным.

“Остановить можно, но любая остановка — это финансовые потери, связанные с последующим запуском линии. Раз в месяц мы останавливаем линию для технического обслуживания, но мы к этому готовимся. Кроме того, в стране дефицит персонала, и нам пришлось на заводе открыть отдел по подготовке кадров, но нет уверенности, что эти кадры будут ждать, пока завод заработает”, — говорит представитель компании “Униплит” (пгт Выгода, Ивано-Франковская обл.; производство плитной продукции; с 2000 г.; более 50 чел.), пожелавший остаться неназванным.

Препятствия

Некоторые представители плитных предприятий объясняют причины своих сбытовых проблем тем, что местные мебельщики “сдали без боя” отечественный рынок импортерам. Иными словами, из Украины вывозится лесосырье и продукция первичной деревообработки, а готовые изделия импортируются.

По их подсчетам, за последние годы рыночная доля местных мебельщиков катастрофически сокращается (с 70% в 2007 г. до 20% в 2013 г.). Это противоречит “показаниям” самих мебельщиков, которые утверждают, что процесс импортозамещения на их рынке продолжается, хотя и не очень быстрыми темпами (см. статью “Лёжная тревога”).

Впрочем, не все руководители плитных предприятий считают, что у отечественных мебельщиков все так плохо. “Рынок, как правило, оценивается в денежном выражении, а зарубежная мебель стоит дорого. Соответственно, если в структуре реализации мебели в денежном выражении доля украинских предприятий составляет 10%, то в структуре реализации в количественном выражении она может достигать и 50%. Говоря о качестве отечественной мебели и ее конкурентоспособности, не стоит забывать, что украинская мебель экспортируется в том числе и в Европу. А в условиях девальвации национальной валюты отечественная мебель становится более конкурентоспособной по цене как на внутреннем, так и на внешнем рынках. Скорее всего, мебельные предприятия ушли в тень”, — говорит представитель компании “Сорбес Украина” (г.Киев; производство и реализация плитной продукции; с 2003 г.; более 50 чел.).

К слову, плитные предприятия в 2011-2012 гг. вышли на докризисные объемы производства и только в 2013 г. немного сдали позиции. “До 2008 г. производилось около 1,6 млн куб.м плит, в 2013 г. — 1,4 млн куб.м. При этом на рынке присутствуют и импортные плиты — около 200 тыс.куб.м”, — отмечает г-н Сагаль.

Скорее всего, именно укрепление позиций импортной плитной продукции больше всего волнует деревообработчиков. “И кто завозит? Потенциальные инвесторы, которые должны были построить заводы в Украине. Но поскольку инвестиционный климат — ужасный, нет гарантии получения лесосырья, те заводы, которые должны были построить в Украине, построили в Румынии и Белоруссии. Австрийский концерн Kronospan построил в Белоруссии два завода, вложив при этом около $170 млн (в Украине концерн владеет предприятием в Нововолынске. — Ред.). Немецкая компания Еgger также рассматривала возможность строительства заводов в Украине, представители ездили по Черновицкой области, искали площадку для строительства завода, а построили завод в Румынии — в 26 км от границы с Украиной. Турецкая Kastamonu на протяжении четырех лет искала площадку для строительства и тоже построила завод в Румынии”, — сетует г-н Сагаль.

Деревообработчики своим спасителем видят Гослесагентство. Они надеются, как минимум, что стартовые цены на спецаукционе не будут повышены, что позволит сохранить конкурентоспособность украинских плит. “В нынешних условиях повышение цен смерти подобно. Если лесхозы не хотят снижать цены, пусть оставят их на уровне спецаукциона предыдущего квартала”, — говорит заместитель директора плитного предприятия, пожелавший остаться неназванным.

Пока же лоты на спецаукцион не сформированы, и цены деревообработчики узнают не раньше 2 июня, за 10 дней до начала торгов.

Середа Елена

Залишити відповідь