Букет несорванных цветов

05/05/2014

Приближается весна, а вместе с ней и первый весенний праздник – 8 марта. Мужчины наперебой преподносят своим жёнам, подругам, соратницам букеты цветов. Увы, зачастую эти букеты собраны из видов ранневесенней флоры, которые включены в Красную книгу и подлежат охране… Лично я к букетам отношусь довольно равнодушно, а к составленным из диких цветов вовсе негативно. И уж если позарез надо, то выбираю букеты, составленные из окультуренных сортов (на то садоводы их и выращивают). При этом отдаю предпочтение букетам маргариток или иным «демократическим» видам, а не «высокомерным» розам. Дома, в вазах, я цветов не жалую, и в горшках их не выращиваю. Так само, хотя я и зоолог, не держу дома в клетках птиц, не украшаю стены охотничьими трофеями. «Фу, какой скучный тип, а ещё биологом называется», подумают многие…

Но не надо спешить с выводами. Я искренне восторгаюсь сказочным разнообразием Природы, в том числе подопечными богини Флоры. Я цветы люблю, но в их естественной обстановке, пока они не сорваны, не собраны в букеты. Листая мысленно страницы своей долгой жизни, я неожиданно осознал, что на мою долю выпало счастье повидать уйму уникальных природных цветочных композиций. Причём, у себя на родине, не выезжая в экзотические страны. И каждый такой случай остался в моей памяти как очередной подарок судьбы. Кое-что промелькнуло как сон, повторения в моей жизни уже не будет, но есть и такие композиции, которые продолжают из года в год радовать глаз. Все эти яркие картины былого очень разнятся по своей географии.

Начну хотя бы с дельты Волги, а точнее с её авандельты, где сотни конечных рукавов могучей русской реки разливаются вширь, образуя мелководные озёра – ильмени и заливы Северного Каспия. С запада и востока эту водную ширь обрамляют песчаные полупустыни… В тех краях, по окончании вуза, я начал свою деятельность в качестве научного сотрудника Астраханского заповедника. Изучая птиц заповедника, мне часто доводилось проплывать на своей плоскодонке – куласе мимо округлых зарослей цветущего лотоса, и вдоволь налюбоваться этими роскошными цветами. У каспийского лотоса цветы розовые, как и у близкого вида, который растёт в странах Центральной и Юго-Восточной Азии (Индии, Индонезии и т.д.), и где лотос считается священным. Из Азии лотос и проник в дельту Волги. Не следует путать каспийский лотос с нильским (египетским). Последний известен по легендам о фараонах. У нильского лотоса цветы не розовые, а голубые, да и вообще он некий «самозванец», ибо относится он вовсе не к лотосовым, а кувшинковым растениям…

В июле-августе, по выходным дням в Астраханский заповедник следуют друг за другом волжские теплоходы с туристами на борту. Люди стремятся хотя бы один раз увидеть это легендарное растение. О цветке лотоса ботаник
С. И. Гремяченский писал: «блистательная красавица, для которой в водах всего света нет соперниц, законная владычица всех цветов, которые перед ней то же, что мерцающие звезды перед луной в полном сиянии». А мне вот посчастливилось не только любоваться этими чудо-цветами, но и пить самодельную «лотосовку», закусывая её вкусными плодами того же лотоса, что величиною с лесной орех.

Сказочно смотрятся заросли цветущего лотоса с воздуха. Мне доводилось летать на лёгких самолётах – то «амфибии» Ша-2, то Як-12 – над водной гладью авандельты. Какие великолепные картины! Тут и там, между разбросанными круглыми розовыми островками лотоса, плавают белоснежные лебеди; карауля добычу, стоят на своих длинных ногах белые цапли; колпицы (по-украински – косари) своими ложкообразными клювами «косят» воду. А там уж пролетела стая пеликанов… Загляденье!

Ну, а что интересное нам предложит прилежащая к дельте Волги полупустыня? Для жителей умеренной полосы интересны и рощи серебристого лоха; и покрытые джузгуном песчаные барханы, на которых шныряет всякая экзотическая тварь; и случайно встреченный всадник на двугорбом верблюде… Но причём тут цветы? А попадите-ка в эту южную сухую степь в апреле, в самом начале весны. Ахнете! Сколько видит глаз – земля до самого горизонта покрыта сотнями и тысячами красных и жёлтых тюльпанов Шренка. Куда там полям голландских культурных тюльпанов до этой картины! А если, невзначай, вдали пробежит группа горбоносых антилоп-сайгаков с их лироподобными рогами – картина станет ещё романтичнее. Не надо думать, что антилопы живут только в тропиках. Во времена Богдана Хмельницкого антилопа-сайгак жила и в степях Украины. Теперь этот вид оттеснён в менее обжитые полупустынные земли Нижнего Поволжья. Мне не раз доводилось под Астраханью, и особенно в Калмыкии, видеть и покрытую тюльпанами приволжскую полупустыню, и стада сайгаков, и разных диковинных птиц – дроф, журавлей-красавок… Так что мне в жизни крупно повезло! Напомню о персидских легендах, связанных с тюльпанами. Согласно им красные бутоны тюльпанов выросли на месте гибели царя Фараха, который бросился со скалы, как только получил ложную весть о смерти его любимой. С той поры считается, что красные тюльпаны – вестники страстной любви, а жёлтые, которых порой именуют «золотыми», – приносят счастье. Побывайте весной в степях низовий Волги, и вам откроются тайны любви и счастья!

А там уж поедем немного севернее, например, в лесостепье бассейна реки Медведицы, что на Саратовщине. В 70-е годы прошлого века там по тупиковой одноколейной железнодорожной ветке «Аткарск-Баланда» не спеша ходили поезда местного значения. Однажды мне довелось таким поездом отправиться в зоологическую экспедицию. Дело было в самом начале июня, но уже стояла настоящая жаркая погода, и окна видавшего виды вагона были спущены. Неожиданно вагон заполнился сильным ароматом сирени – вдоль железнодорожного полотна, справа и слева шла сплошная стена цветущих кустов этих великолепных растений, которые были высажены для защиты пути от зимних снежных заносов. И эта сплошная стена сирени нас провожала на десятки километров. Благоухающие белые, розовые, лиловые кисти цвели столь буйно, что полностью скрывали листву. Наш поезд, в ожидании встречного состава, часто «отдыхал» на разъездах и пассажиры выбегали, чтобы нарвать букеты сирени (я в этой вакханалии участия не принимал). Так что вскоре наш обшарпанный вагон стал каким-то праздничным, ярким. За долгие годы путешествий с бесчисленными поездками в поездах, не упомню больше такого уютно-романтического участка железной дороги, как тот, на землях Донского казачества. Пейзажи, открывающиеся пассажирам из окон горных железнодорожных маршрутов, бесспорно, куда как впечатлительны, масштабно грандиозны и очень красивы. Но вот почему-то скромный отрезок зачуханного одноколейного пути в чуть холмистой Саратовщине запомнился теплее. Воздаю спасибо тому озеленителю, который удосужился снегозащитные «лесные» полосы на линии Аткарск-Баланда создать из сирени! Теперь там хоть организуй ежегодный праздник Сирени. Впрочем, в наши дни такой праздник предпочли бы назвать на немецкий лад «Сиренефестом».

Но вот Саратовщина уже в прошлом, и я вновь у себя в Ужгороде. Не совершая дальней поездки в страну Восходящего солнца, меня тут, в пяти минутах ходьбы от дома, ежегодно приводят в восторг весенние розовые шпалеры сакуры в полном цвету, и эту картину дополняют, на мой вкус даже более эффектные, цветущие магнолии. На фоне таких экзотов «гроздья душистые белой акации» представляются ужгородцам чем-то совсем обыденным. Избаловались…

Если побороть лень, и в мае отправиться на автобусе (хотя теперь и личного автотранспорта хватает) к Хусту, а далее к селу Киреши – можно бесконечно долго любоваться цветками нарцисса узколистого, которые сплошным ковром покрывают луга поймы небольшой речки Хустец. Это заповедная «Долина нарциссов». Не счесть числа художественных фотографий этого чуда природы и закарпатская публика этими видами даже пресытилась, считает «Долину нарциссов» чем-то обыденным. Порой забывается, что это явление уникальное! Нигде в мире не встретишь такого обилия диких нарциссов на одном лугу, да ещё на равнине. Ведь нарцисс – типично горный вид цветочной флоры! Бывая в «Долине нарциссов», стоит обратить внимание и на другие цветущие там растения, например, на оригинальные тёмно-лиловые ирисы сибирские (где Сибирь, и где Закарпатье!). Растёт там и очень оригинальный – кандык собачий зуб. Но зацветает он ранней весной, до нарциссов. Любуясь ковром цветов, мобилизуйте не только зрение, но и слух, и тогда красочная картина бело-жёлтых цветов пополнится хором птичьих голосов. Особенно таинственными покажутся странные крики «поть-полоть…поть-полоть…» и «крекс-крекс…», которые издают перепел и коростель. Они ведут очень скрытный образ жизни. Порой, подавая голос, шныряют в траве буквально у ваших ног, но никак не взлетают.

Ранней весной в самых разных предгорных участках Закарпатья цветут подснежники белоснежные. Сколь романтично название этого цветка! Если вы хотите эту красоту увидеть во всём великолепии – посетите Угольский массив Карпатского биосферного заповедника, что на Тячевщине. Там, на опушке букового девственного леса (пралеса) подснежники особенно прекрасны. Находясь под охраной, они там растут не разреженно, а образуют целые белые полянки. Ляжешь на краю полянки подснежников, и любуешься их белыми колокольчиками, у которых кончики лепестков окрашены то в зеленоватый, то в жёлтый цвета. Удивительно нежные творения природы!

А кто желает продлить весну до конца мая – начала июня, и при том не боится с рюкзаком на плечах подняться на своих двоих под самую Говерлу, тот будет награждён чудесным видом вылезающих из-под снега цветков крокуса, которые ботаники чаще именуют шафраном Гейфеля. Фиолетовые бутончики шафрана по соседству с холодным снегом и остатками отмершей прошлогодней травы белоуса как бы сигнализируют: жизнь вновь возрождается! В то же время года, и практически в тех же местах, начинают свои токовые игрища тетерева и глухари. Но увидеть ток непросто. Он начинается ещё затемно, когда вы с рюкзаком только начинаете свой подъём в гору. Зато в разгар лета, когда на полонинах Черногоры горная роза рододендрон – пресловутая «червона рута» – покрывается алыми цветами, встретить глухарей вполне реально. Они тут кормятся черникой и брусникой. А уж своеобразных горных белозобых дроздов – встретите и подавно…

В ряду вышеупомянутых прелестниц растительного царства очень хочется назвать и такую «золушку», как соссюрея Порчи (горькушу). Почему среди многих неброских цветковых растений хочу назвать именно её? Отвечу: ещё сравнительно недавно считалось, что соссюрея в Восточных Карпатах, скорее всего, вымерла. Последняя находка заросли этого растения из
сем. Сложноцветных датировалась 1937 годом. И было это в горах Ивано-Франковщины. Ужгородские и львовские ботаники соссюрею в украинском секторе Карпат долгие годы вообще не находили. Но вот в конце 80-х прошлого века в Карпатский биосферный заповедник приехал молодой московский ботаник А.П. Ефремов, и он таки нашёл небольшой болотистый участок густо заросший этой «вымершей» соссюреей. На Раховщине, в Черногоре. Для ботаников это стало сенсацией. Поскольку Ефремов мне эту заросль показал, могу похвастаться, что «и я там был, и мёд там пил»…

В день 8 марта хочется подарить нашим милым женщинам некий виртуальный «несорванный» букет, состоящий из великолепных цветов, которыми можно любоваться и в дельте Волги, что на 28 метров НИЖЕ уровня моря, и на Среднерусской равнине, и на карпатской горе Говерле, на высоте 2000 метров ВЫШЕ уровня моря… Удачи, радостей, любви!

А.Луговой

Залишити відповідь