Огромный янтарь стоимостью несколько миллионов гривен раскололся на моих глазах. Эйфория сменилась шоком

14/04/2016

«ФАКТЫ» пообщались со студентом, который за одно лето работы в лесу купил себе микроавтобус и собрал деньги на поездку с любимой за границу

«Янтарная» тема сейчас одна из самых острых в Украине. Правоохранители пытаются остановить незаконный промысел «солнечного камня», масштабы которого просто ужасают. Тем не менее копатели не желают прекращать свое прибыльное дело. Они прячутся во время полицейских рейдов, платят деньги, чтобы их не беспокоили, и ждут не дождутся, когда камень можно будет добывать на законных основаниях.

Заниматься янтарным бизнесом не гнушаются люди самых разных профессий и социальных слоев. «ФАКТЫ» пообщались со студентом житомирского вуза, который за одно лето работы в лесу купил себе хороший микроавтобус и собрал деньги на поездку с любимой девушкой за границу.

— Прошлым летом на время каникул я ездил на заработки в Россию, — рассказывает студент. — Трудился подсобным рабочим на стройке. Потом смог купить себе фирменные джинсы и кроссовки, дорогой мобильный телефон. Вот, собственно, и все. Этим летом решил не ехать в страну, с которой у нас плохие отношения, но без денег сидеть тоже не хотелось. Друзья позвали меня в Олевский район мыть янтарь. Для работы нужна была компания из пяти-шести человек. Первый раз решил съездить туда для пробы, а потом затянуло. Работа трудоемкая, грязная, стоишь по уши в воде, зато видишь результат. Я стал привозить домой приличные деньги. Родители знали, чем занимаюсь, но не останавливали, просто просили быть осторожным.

Раз в неделю компания ездила в Житомир на несколько дней, чтобы помыться и выспаться в нормальных условиях. Потом парни снова возвращались в лес работать и кормить комаров.

— Комары нас в прямом смысле заедали, — продолжает мой собеседник. — Чем мы только их не отпугивали: и мазями, и спреями, и бальзамами. Но все безрезультатно. Чем более грязными и потными мы были, тем больше привлекали комаров. Ели мы мало, зато пили с удовольствием, воды уходило очень много.

— А как насчет горячительных напитков?

— С этим очень строго, на работе ни-ни. Дома, в Житомире, могли немного расслабиться, выпить пива. Но напиваться ни в коем случае нельзя, ведь потом трудно работать. В лесу и без того очень тяжело — к вечеру спина жутко болит. Целый день машешь лопатой, а потом от боли в пояснице уснуть невозможно.

— Как восстанавливали силы?

— Я спал в автоприцепе с накрытием, а ребята кто где — в машине или в палатке. Летом спать на улице не холодно, а в жару даже приятно. Утром, едва рассветет, снова за работу. Ждем, когда можно будет легально заниматься янтарным бизнесом. Его обещают узаконить, но дальше слов дело не идет. Не скажу, что хочу посвятить свою жизнь мытью камня. Но почему бы не взять лицензию и на законных основаниях не попытать счастья во время отпуска? Ведь бывает, что люди за одну поездку могут в прямом смысле разбогатеть. Это зависит от количества или размера камня. Чем он больше, тем дороже.

— Лично вам попадались крупные камни?

— Однажды мне удалось добыть самородок весом несколько килограммов! Жаль, взвесить его не пришлось. Вы не представляете, какую эйфорию я пережил за те секунды, пока держал его в руках. Ведь камень таких размеров можно продать за миллионы гривен! Я уже мысленно представлял себя на маленькой яхте у берегов Красного моря. И вдруг камень рассыпался на мелкие кусочки. Эйфория сменилась шоком, я не понимал, что происходит. Куда делся мой самородок? Потом до меня дошло, что я, видимо, переусердствовал, работая в яме. Лезвием лопаты нечаянно ударил по камню, и он дал трещину.

Я решил склеить янтарь. Собрал осторожно все в кучу, а дома разложил осколки на белой бумаге и принялся размышлять, с какой стороны начинать склеивать. С трудом прилепил несколько кусков. Но я-то знал, что скупщики очень тщательно, с лупой проверяют большие камни. Поэтому пришлось оставить затею.

— Что же вы с ним сделали?

— Продал вместе с другим мелким янтарем. Я не сообщил скупщику о том, что не смог сохранить камень. Мне было стыдно — такую добычу хранят как зеницу ока. Об этом случае также не знает никто из моих родных. Просто не сказал им об этом. Ведь найти камень такого огромного размера — это как сорвать джекпот, другого случая, видимо, уже не будет.

— Как вы подыскиваете место для работы?

— В лесу все в прямом смысле перерыто, — объясняет мой собеседник. — И все-таки мы умудряемся находить нетронутые места. Между уже вырытыми котлованами растут деревья, мы срезаем, выкорчевываем пни и принимаемся искать янтарь. Кстати, именно между котлованами, то есть там, где промышляли копатели, как правило, хорошие залежи камня. Если мы нашли в этом месте неплохой камень, то уже никого из «чужих» сюда не подпустим. Такое место можно разве что продать. Многие так и делают. Например, наш сосед добыл на своем участке янтаря на 200 тысяч долларов. За эти деньги он построил дом, отложил деньги на учебу детям, а затем за 40 тысяч гривен продал участок другому копателю. Мы разговаривали уже с новым «хозяином», который на тот момент заработал на своем участке 100 тысяч гривен.

Но есть люди, в основном это местные жители, которые не затрудняют себя копательством. Они по ночам ходят вокруг уже вырытых котлованов с фонариками, оснащенными инфракрасным лучом, и собирают камни, которые отсвечиваются на земле. Как правило, это небольшие, порой совсем крохотные камни, которые мы днем не заметили и не забрали. Как видите, янтаря хватает всем.

— Вам удалось летом заработать?

— Я вернул небольшой долг, купил себе хороший микроавтобус и заработал на поездку с любимой девушкой за границу. Если бы кто-то сказал мне весной, что к осени я так разбогатею, в жизни не поверил бы. Правда, зарабатывали мы по-всякому. Бывало, целый день зря лопатой ковыряли. Но случались и удачные дни. В любом случае, добычу приходилось делить поровну на всех, такой закон. При этом не имеет значения, ты сегодня в грязи гребся или дежурил «у плиты». Кроме основной работы — в яме, кто-то должен наверху готовить еду, жечь костер, мыть посуду. Дежурили по очереди.

— Самая легкая работа, наверное, у плиты?

— Боже упаси! Никто из нас толком не умеет готовить, но должен сварить что-то более-менее сносное. Если суп получался несъедобным и никто не хотел его есть, то повару доставалось. Мы, конечно, не дрались, но до утра с проштрафившимся поваром никто не разговаривал. И все были жутко злые, потому что ложились спать голодными.

Когда копал, я берег мобилку, меньше разговаривал, чтобы дольше продержать заряд. А вот на дежурстве не выпускал ее из рук. Моя девушка консультировала меня по телефону, что в кастрюлю бросать и сколько времени варить. И у нас с ней неплохие получались блюда (улыбается).

— А правоохранители не беспокоили вас или все-таки заглядывали «в гости»?

— Приходили и милиционеры, и различные службы, но нас не так просто выжить с насиженных мест. Однажды был забавный случай. Мы вылезли из ямы, кое-как обтерлись от грязи и уселись вокруг костра есть суп. И тут нагрянули экологи и попросили объяснить, с какой целью мы находимся в лесу. Мы ответили, что отдыхаем компанией, у нас пикник — и собираемся жарить шашлыки. А те ямы, у которых мы сидим, неизвестно откуда взялись, кто-то, наверное, выкопал. Экологи по мобильному сообщили о подозрительных туристах правоохранителям. Пока те ехали, мы быстро попрятали лопаты. Милиционеры, которые приехали на вызов, понимали, кто мы и что здесь делаем, но доказательств у них не было. И все-таки они попросили свернуть «пикник» и разъехаться по домам. Мы сделали вид, что послушали, а когда те скрылись с горизонта, продолжили свою работу…

Несмотря на ухищрения и отпор старателей, правоохранители пытаются остановить беспредел с разграблением янтаря. На днях рейдовая группа Нацгвардии в лесу Олевского района Житомирской области задержала двух копателей. С мест нелегальных раскопок изъяли генератор, глубинный насос, бензопилу, пожарные рукава, лопаты, сачки. Задержанные были доставлены в Олевский райотдел милиции. Открыто уголовное производство.

В Маневичском районе Волынской области задержаны более тридцати человек. У них изъяли 25 штыковых лопат и бур. В Сарненском районе Ровенской области полиция выявила около двухсот копателей, которые промышляли в Немовичском лесничестве возле села Екатериновка.

К слову, только на Ровенщине с начала года правоохранители изъяли почти три с половиной тонны янтаря и направили в суд 296 уголовных производств по фактам незаконной добычи камня. В регионе в шесть раз выросло количество зарегистрированных сообщений о незаконной добыче янтаря. Только за десять месяцев этого года следователи открыли 544 уголовных производств, а 116 лицам сообщено о подозрении в совершении уголовного преступления (тогда как в 2010 году — только 35-ти).

— Сейчас досудебное расследование продолжается в 181 уголовном производстве по незаконной добыче янтаря-сырца, — сообщил «ФАКТАМ» начальник Главного управления Национальной полиции в Ровенской области Сергей Максимов. — Полицейские будут продолжать противодействовать незаконной добыче в северных районах области, несмотря на неурегулированность этой проблемы на законодательном уровне.

Ленина Бычковская

З оригіналом матеріалу можна ознайомитись за посиланням.

Залишити відповідь